старый ворчливый еврей © Знакомый / ходячий кусок удовольствия © Знакомая )
Вода медленно покидала ванну. Вихрь плясал над отверстием, изгибаясь, затягивая, завораживая.
Художник смотрел на вихрь, наклонив голову набок. Музыка, звучавшая словно ниоткуда, в голове, расслабляла, и в сознании начинали метаться самые мысли, за которыми Художник не мог угнаться, которые не мог ни ухватить, ни понять...
Эти мысли водоворотом кружили в голове, затягивая все чувства, словно пытались свести все мироощущение Художника в одну точку, такую вот самую единственную, самую важную, самую главную, необходимую, и вообще, вроде как, 42.
Наконец, издав сдавленное «бульк», маленькое водяное торнадо захлебнулось. Художник почесал затылок.
«Очень, очень странно...»
Тех самых мыслей в голове не было, как будто их там не было никогда и вообще ему все это показалось. Осталось только ощущение, что он что-то упустил.
Художник вытерся, оделся, покинул ванную и сел за стол в кухне. Музыка (которая, на самом деле, звучала из вполне определенной комнаты Художника), чашка горячего кофе и раскуренная трубка не возвращали того ощущения концентрации всех чувств на чем-то важнейшем.
Хадожник пожал плечами.
«Упустил - ну и черт с ним...»
Или не упустил?


Прим. В романе Дугласа Адамса «Автостопом по Галактике» «42» — это окончательный ответ второго по грандиозности компьютера во всей Вселенной пространства-времени (первый по грандиозности компьютер будет спроектирован им же в далёком будущем) на Главный Вопрос Жизни, Вселенной и Всего Такого.

@темы: Художества